Люди и судьбы PDF Печать

Источник: Заполярная правда № 67 от 10.05.2018

altКомплексный центр социального обслуживания населения. Что скрывается за этими словами? Боль, немощность, одиночество? Или сострадание, забота, надежда на выход из сложной ситуации? Вот что нам рассказали те, кто живет сегодня в отделении временного проживания граждан пожилого возраста и инвалидов на улице Маслова, 4.

 

Александр Счастливый, прожив в Норильске 30 лет, переехал в Ачинск. Да вскоре понял, что плохо ему там — и болеть стал чаще, и морально тяжко. Вернулся на Север.
— Сник я на материке, — признается Александр Иванович, — а здесь опять ожил. Одна незадача: квартиры–то у меня в Норильске теперь нет. Знакомые посоветовали обратиться в КСЦОН. Как одинокий пенсионер я имею право находиться в отделении временного проживания полгода. За это время окончательно приду в себя и попробую переехать в Красноярск.
Александр Иванович рассказал, что в отделении КСЦОН ему очень нравится.

— Здесь созданы все условия, для того чтобы человек себя чувствовал уверенным и счастливым, — делится впечатлениями человек с «говорящей» фамилией, — при этом ожидать, что тебя будут развлекать, не стоит. Накормят, оденут, помогут — это да, но ждать, что с тобой здесь будут нянчиться, глупо. Мы все — взрослые люди, пусть и оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Я, например, в этих комфортных условиях опять стал активен, доброжелателен и открыт всему новому. Фактически я вернулся к своему прежнему образу жизни. Поэтому и счастлив.
Особенно Александра Ивановича радует то, что в КСЦОН есть тренажерный зал. Физкультурой он занимается с удовольствием — и с инструктором, и самостоятельно. Не расстается с фотоаппаратом. Много читает. Смотрит телевизор. Общается с такими же, как он, позитивными, интересными людьми. Пессимистично настроенных сторонится, но ни с кем не конфликтует. Нравится ему и питание. К одежде, которую ему выдали, претензий не имеет. Комната тоже устраивает: с соседями при желании всегда можно найти общий язык. Не смущает Счастливого и то, что за проживание и услуги приходится платить.
— 75 процентов от пенсии (а она у меня 32 тысячи) я плачу за все, что получаю в КСЦОН, остальное накапливается. И этого мне вполне хватает, — говорит пенсионер.

***

Раиса Петрова ожидает в КСЦОН перевода в красноярский дом престарелых. Одна она жить не может — ноги совсем не ходят. На помощь сына рассчитывать не приходится, он тоже инвалид. Хотя маму не бросает.

— Я специально сюда обратилась, чтобы сыну передышку дать, — не сдерживает слез Раиса Юрьевна. — Вынуждена была попроситься в отделение временного проживания, потому что резко сдала: самостоятельно даже в инвалидное кресло сесть не могла. Здесь стала чувствовать себя получше. И сына уговариваю на время сюда переехать, но он пока упрямится. Возможно, в силу возраста — ему 34 года. Молодому человеку, конечно, непросто признаться в своей беспомощности и попросить поддержки, — говорит женщина.
В Норильске Раиса Юрьевна с 1980 года. Приехала по оргнабору из Воронежской области. Работала штукатуром–маляром. Потом пережила инсульт, затем травмировалась.
В КСЦОН она уже не первый раз. Говорит, ничего унизительного в том, что оказалась здесь, нет. И не понимает тех, кто категорически отказывается от помощи, даже если в ней очень сильно нуждается. То, что пребывание здесь платное, для нее тоже вполне нормально: «А что у нас сейчас даром?».
Чтобы пожить в КСЦОН, нужно заявить об этом желании специалистам учреждения и пройти медкомиссию. Причем обойти всех врачей и сдать анализы Раисе Юрьевне помогал соцработник. Более того, в КСЦОН ей выделили транспорт для поездок в поликлинику и обратно. Спустя два дня, после того как все документы были готовы, Петрова покинула свою квартиру и начала обживать комнату в центре.
— Помимо того что здесь меня заново учат ходить, так еще и досуг организуют, — добавляет Раиса Юрьевна. — Хочешь — в караоке пой, хочешь — фильмы смотри, хочешь — с персоналом и соседями общайся... В общем, выбор есть. Не знаю, чем руководствуются те, кто говорит, что в КСЦОН тоскливо.

***
alt
Светлана Кметь проходит в центре реабилитацию после инсульта.

— Дочь забрала меня к себе из больницы, ухаживала за мной, — рассказывает Светлана Геннадьевна, — но мне не хотелось быть для нее обузой. У нее работа, дети, а я парализованная...
Хоть решение провести некоторое время в КСЦОН женщина приняла сама, перспектива эта ее совсем не радовала: «Кому охота в приюте оказаться?». Она чувствовала себя несчастной, и оттого все время плакала. Но, пообщавшись с соседками по комнате и персоналом и освоившись, успокоилась.
— Здесь все так чистенько, уютно, тепло, уход хороший, — говорит Светлана Геннадьевна, — кормят замечательно. В общем, воспрянула я духом. У меня появилась надежда на то, что с помощью специалистов центра я смогу полностью вернуться к нормальной жизни.
Кстати, Светлана Геннадьевна — коренная норильчанка, родилась здесь в 1953 году. Отца ее сослали в Норильлаг в 1944–м. Мама поехала за ним следом. После освобождения они остались здесь. Здесь и похоронены. И Светлана никуда из родного города уезжать не собирается. Надеется в КСЦОН больше не попадать, но если все же понадобится помощь, обратится за ней именно сюда. И плакать больше не будет.
— Я вообще не понимаю, откуда берутся разговоры, что здесь уход плохой, обстановка неважная, мол, где угодно лучше, чем здесь, — удивляется Светлана Геннадьевна. — Так могут сказать только те, кто сам здесь никогда не бывал.

***
Ирина Васильева — единственная, кто живет в отделении временного проживания целый год. Она после травмы не может ходить, и пока ждет квоту на протезирование, нуждается в заботе.

— Я никак не ожидала, что окажусь в таком месте, как это, — призналась бывшая спортсменка, — но так получилось, что в Норильске я осталась совсем одна, а травмировавшись, сама себя обслуживать не могла. КСЦОН стал для меня вторым домом. Сотрудники и постояльцы — семьей. Здесь я как будто заново родилась...
В отделение временного проживания Ирину привезли из городской больницы в лежачем состоянии. Врачи свою работу выполнили и держать в стационаре ее больше не могли. Ирина была разбита не только физически, но и душевно. Мужа — нет. Детей — нет. Родители — на материке. Прогноз врачей неутешителен: «Вряд ли вы снова будете ходить». Ирина не хотела жить. Просто лежала и смотрела в потолок. Сдалась, одним словом. Приободрили ее инструктор по физкультуре Елена Оболонская и заведующая отделением Анна Осипова.
alt— Они приходили ко мне постоянно, брали за руку, убеждали, что нельзя унывать, что я все смогу, что не все так плохо, как кажется. Что надежда есть всегда, надо только захотеть изменить свою жизнь, изменить отношение к ней, измениться самой, — с дрожью в голосе вспоминает Ирина Васильева. — И я им поверила. Не сразу, но поверила. Их человечность, заинтересованность, доброта растопили мое сердце. Они столько сил в меня вложили, что я не могла их подвести и настроилась на борьбу. Стала заниматься физкультурой. Упражнения давались тяжело, но чем упорней я тренировалась, тем заметней был результат и тем больше у меня появлялось сил. Теперь я знаю, что лучшее у меня еще впереди. Нет слов, чтобы выразить всю мою признательность и благодарность сотрудникам отделения. Не представляю, что со мной было бы, если б не они...

Надежда Сидор
Фото Ирины Яринской

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Версия для слабовидящих
Поиск по сайту
Последние новости
Погода
 
Норильск
 
Опросы

Удовлетворены ли вы содержанием нашего сайта?

Обратная связь

контакты