Возвращение к жизни PDF Печать
Источник: "Заполярный вестник" № 8 от 21.01.2011

Этого еще не старого мужчину привезли в центр на улицу Маслова после инсульта. Парализованный, он не мог даже пошевелить рукой. По щекам этого мужественного человека катились слезы, а в глазах отражался только страх и ужас: неужели это навсегда?!
Медсестры кормили его с ложечки, кололи лекарства, возили на процедуры.
– Ну давай, давай, постарайся. Ты должен быть сильным, ты же мужчина! – говорила инструктор лечебно-физкультурного кабинета, заставляя двигаться. Но движения получались неумелыми, как у малыша.
Так проходил день за днем. Иногда казалось, что ничего не получится. Что навсегда останется колясочником, неспособным себя обслужить. И что тогда: жизнь в интернате для инвалидов?! Нет, он должен ходить!
Через полгода мужчина возвращался домой. Сам спустился с лестницы, дошел до такси. Пока опираясь на костыли. Но с надеждой на лучшее.
Хотя этот человек уже никогда не вернется к нормальной жизни – не выйдет на смену в плавильный цех и не будет, как прежде, колесить во время отпуска по стране на собственном автомобиле, навещая друзей, он все-таки счастлив. Потому что без чьей-либо поддержки может обслужить себя, сходить в магазин, расположенный на первом этаже дома, сварить нехитрый обед.
– Я очень благодарен социальному центру, людям, которые там работают. Потому что они вернули меня к жизни – говорит бывший пациент.
 
Если имеет право
– К нам поступают люди с очень сложными случаями. С черепно-мозговыми травмами, после инсультов. Многих приходится заново учить держать ложку, – рассказывает Ирина Шемит, главный специалист организационно-методического отдела Комплексного центра социального обслуживания населения (КЦСОН). – Это длительный и непростой процесс. Естественно, было бы легче выполнить всю работу самим – вымыть, накормить, перевернуть в кровати. Но ведь наша цель в итоге – это не уход за человеком, а его восстановление. Настолько, насколько это возможно.
Ирина Шемит проводит меня по центру. Везде чисто и уютно, на стенах – картины. Некоторые из них написаны талантливыми подопечными КЦСОН.
– За живое берет, когда, несмотря на жизненные обстоятельства, люди рисуют, сочиняют стихи, участвуют в спортивных состязаниях. Мы всячески стараемся им содействовать. Например, проект паралимпийских игр, которые мы проводим на базе школы №20, завоевал огромную популярность не только среди наших пациентов, но и среди других норильчан с ограниченными возможностями. Ведь для них это не только шанс проявить себя, но и возможность пообщаться, – говорит директор центра Владимир Бондарь.  
 
Такая любовь
Дверь одной из комнат приоткрыта. Недавно закончился обход врачей, и нас ожидают две пожилые женщины. Это не самые сложные пациенты.
– Прожила с мужем всю жизнь, детей родила, семеро внуков появилось, две правнучки, но любви не знала, – рассказывает Валентина Гарбар. – Почему замуж вышла? Время было такое, 1957 год. Работала в шахте в Донецке, жила в то время в людях, у них детей много было, недоедали. А мне вроде пора уже – вот и вышла. Потом в Норильск приехали, здесь в меня коллега влюбился. Но я пока замужем была, то внимания на него не обращала. А он 28 лет меня ждал! Когда дети выросли, первый муж от меня ушел. Думала, горе, а оказалось – счастье. Сошлись мы с коллегой, и два с половиной года прожила как в раю. Я до того думала, что такое отношение к женщине может быть только в кино!
Но смерть не спрашивает, когда прийти. Любимый умер. И жизнь в одночасье потеряла всякий смысл.
Глаза пожилой женщины светятся при воспоминании о том времени, когда была счастлива и любима. И хотя голос еще дрожит, но она знает, что нужно жить ради детей и внуков.  
– Я для внуков всегда была другом, они даже называли меня интербабушкой. Никогда не ругала их, не кричала. Одна внучка больной родилась, никто не верил, что сама передвигаться будет. Но я девочку выходила, на материк специально возила, – рассказывает Валентина Михайловна. – Теперь Леночка в восьмом классе учится.
Когда у бабушки случился инсульт, девочка взяла все хлопоты на себя. Готовила, кормила с ложечки, мыла. Любовь и забота, которую некогда Валентина Гарбар отдала внучке, та вернула сполна. Но родственники не могут оказать пожилой женщине полную медицинскую помощь, поэтому сегодня она находится в Комплексном центре социального обслуживания.
 
Простая история
У соседки Валентины Гарбар – Светланы Хасановой – похожая история. Была она яркой и цветущей женщиной, мужа любила, в роли бабушки чувствовала себя прекрасно. Но со смертью супруга жизнь потеряла яркие краски.
– Ничего не радовало. Внуков в школу соберу и сижу целый день плачу. Ночь придет – опять плачу. Идти никуда не хочется, делать ничего не хочется. В 2006 году случился инсульт, сюда принесли на носилках. Первый год было очень тяжело – даже сидеть не могла. Тренажеры, массаж, физиопроцедуры помогли. Здесь и научили сидеть, стоять, потом потихоньку стала сама передвигаться. Благодаря людям, которые здесь работают, я вернулась к жизни.
Светлана Хасанова в центре уже четвертый раз. Правда, теперь уже на правах клиентки социальной гостиницы. За каждые сутки родственники Светланы Александровны платят 700 рублей.  Всего же содержание одного пациента обходится социальному центру в 24,5 тысячи  рублей в месяц.
– Здесь я полностью жизнь свою пересмотрела, переоценила приоритеты. Спасибо руководству, пригласили батюшку Даниила, настоятеля талнахского храма. Я после беседы с ним приняла решение покреститься.  
 
Каждый может обратиться
Центр социального обслуживания занимает пятиэтажное здание. На первом расположена столовая, выше – администрация. Третий этаж отдан детскому приюту, на четвертом и пятом этажах лежат пенсионеры и инвалиды. Стационар рассчитан на 95 обитателей.
– У нас находят приют не только инвалиды, но и дети и женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, пострадавшие от семейного насилия. Мест хватает, – говорит Владимир Бондарь.
Для каждого нуждающегося здесь разрабатывается программа реабилитации, у каждого свое время пребывания в центре. По итогам курса комиссия принимает решение: продолжить реабилитацию или снять человека с обслуживания. Кто-то находится в КЦСОН три-четыре месяца. Ветераны войны и труда – 21 день. А кто-то остается навсегда. Хотя максимальный срок пребывания – полгода, исключение делается в том случае, когда переезд на материк угрожает жизни пациента, а выписывать его просто некуда.
Многих, кто не имеет родственников и возможности самостоятельно себя обслуживать, отправляют в дома-интернаты, дома для ветеранов – в Красноярск, Лесосибирск, Енисейск, Минусинск. Помогает центр социального обслуживания и тем, кто желает выехать на постоянное проживание в другие регионы или получить квартиру по программе переселения. Социальные работники в свою очередь помогают этим людям сдать неприватизированное жилье, продать или переоформить квартиру, находящуюся в собственности гражданина. Норильчане, как правило,  хотят попасть в “Жарки” – интернат, построенный “Норильским никелем” под Красноярском, где живут инвалиды и пожилые люди со всего края.
 
Бомж должен быть помыт
Социальная служба работает со всеми – лицами без гражданства, без определенного места жительства, жителями других государств.
– Когда такой человек попадает в поле нашего зрения, то в первую очередь наводим о нем справки – через милицию, архивы, загс, – рассказывает Владимир Бондарь. – Служба может помочь восстановить паспорт, поселить в общежитие, посодействовать с трудоустройством. Но работать с гражданином, если он того не желает, здесь не станут. Так что бесполезно звонить в КЦСОН, жалуясь на соседа, который превратил квартиру в мусоросборник. Только если этот человек сам попросит социальную службу помочь ему, с ним будут работать.
В стационар бомжи и люди, ведущие асоциальный образ жизни, не принимаются, потому что для этого требуется отдельное помещение и определенные условия по его эксплуатации. В Норильске такие заведения не нужны, считает Владимир Бондарь.
– Сегодня у людей, ведущих асоциальный образ жизни, есть хоть какое-то стремление выйти из ситуации, привести себя в порядок. Пусть для того, чтобы…  поесть в столовой. Пьяных, в грязной одежде, дурно пахнущих в столовую не пустят. Наша задача не просто дать талон, но и хоть немного встряхнуть человека, социализировать. А при хорошей социальной гостинице для бомжей этого стремления не будет.  
Заполярный филиал “Норильского никеля” выделяет ассигнования на организацию бесплатного питания малообеспеченных и многодетных горожан, пенсионеров. Ежедневно талоны на питание получают порядка 160 человек. Столовые работают на базе механического и Надеждинского металлургического заводов, социального центра на Маслова. Чтобы получить талон, как бы странно это ни звучало, человек должен подтвердить, что находится в трудной жизненной ситуации. Например, что все деньги потрачены на приобретение лекарственных препаратов и продуктов.
 
Непрофессионалы не задерживаются
За год центр обслуживает около пяти тысяч человек. Из них 200 человек в стационаре и около 500 – на дому. Остальные – те, кто приходит за психологической помощью или консультацией, материальной поддержкой, бесплатным питанием, нуждается в трудоустройстве или не может собрать нужные для переселения документы.
В стационаре больше мужчин, чем женщин. Сильная половина человечества, как известно, более трепетная: потерял работу, жена ушла – и мужчина запил. На фоне хронического алкоголизма случается инсульт, и человек попадает на Маслова. Среди подопечных соцработников, обслуживаемых на дому, больше женщин. В родных стенах они чувствуют себя спокойнее.
Социальный работник может прибрать, заплатить за квартиру, сходить за продуктами и лекарствами, оформить необходимые документы. Одному клиенту, обслуживаемому на дому, соцработник может уделять не более полутора-двух часов за визит. И так два-три раза в неделю. При этом обычно не столько нужно всего сделать, сколько посидеть с человеком, выслушать его. Многие инвалиды плохо видят и очень рады, когда соцработники читают им газеты – “Ветеран” или “Заполярный вестник”.
За десять лет центр обслужил более 16 тысяч человек. Сейчас в этом учреждении трудятся 232 человека: социальные работники, повара, дежурные по режиму, социальные педагоги, педагоги-психологи, воспитатели, медперсонал.
– У нас очень жесткий отбор, – утверждает Владимир Бондарь. – Если ты работаешь не по призванию, то тебе здесь делать нечего. Я считаю, что самым важным для социального работника качеством является человеколюбие, которое дает силы не просто хорошо выполнять свою работу, но и получать от нее удовольствие и расти профессионально. Ведь нас же не зря называют инженерами человеческих душ.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Версия для слабовидящих
Поиск по сайту
Последние новости
Погода
 
Норильск
 
Опросы

Удовлетворены ли вы содержанием нашего сайта?

Обратная связь

контакты